На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Добрый Мир

5 974 подписчика

Свежие комментарии

  • Eduard
    Молодец! Русский всегда должен им быть,где бы не находился!Потомок император...
  • АНГЕЛ АНГЕЛ
    А вот Российской вертикали власти можно будет похвастаться, как они отмазывали своих отпрысков от защиты России и нар...Потомок император...
  • федор
    Ведьма бандеровская!!!!! Земля этой мрази стекловатой и гореть в аду.Ликвидацию Фарион...

Российский удар по Жешуву и риски ядерной эскалации

Чем дальше, тем чаще российские эксперты опять начинают возвращаться к теме использования тактического ядерного оружия – теперь уже не только по территории Украины, но и по территории сопредельных стран – членов НАТО.

Прежде всего называется польский Жешув – один из главных логистических центров ВСУ.

Разберём риски ядерной эскалации

Начнём, пожалуй, с вводных.

Авторы концепций применения ТЯО предпочитают не называть вещи своими именами (и их легко понять), но сама по себе такая постановка вопроса в контексте российской ядерной доктрины означает признание поражения России в войне с Украиной. Причём поражения, которое ставит под вопрос само существование Российского государства.

Ясное дело, сказать так нельзя (не потому, что нельзя, хотя это явное паникёрство, а потому, что сама постановка вопроса абсурдна), и поэтому используются косвенные формулировки вроде того, что для России невыгодна война на истощение. Увы, формулировка не выдерживает критики – если нам невыгодна сделка, это не повод применять оружие. Это повод отказаться от сделки.

Ну и, самое главное, следует ставить вопрос иначе – не приведёт ли выход на новый уровень эскалации к последствиям ещё худшим?

Теперь о целесообразности удара по Жешуву или другой подобной цели.

Мы уже анализировали возможность применения ТЯО в отношении к Украине и пришли к выводу, что оно нецелесообразно – целей под него на территории Украины нет, а политическая цена будет запредельной.

Ядерный же удар по Жешуву в этом отношении выглядит выбором гораздо более рациональным.

В чисто военном аспекте наносится сильнейший удар по инфраструктуре снабжения ВСУ, что будет иметь не только краткосрочный эффект – другие логистические центры вынуждены будут прекратить или ограничить свою работу, учитываю угрозу применения по ним ядерного оружия.

В политическом аспекте обычно говорится о том, что цель удара – показать Западу серьёзность российских намерений на Украине и, таким образом, вывести его из конфликта.

В общем, смысл у такого удара есть, но есть и серьёзные вопросы. И тут сначала надо внести определённую терминологическую ясность.

Во-первых, ядерные боеприпасы разделяются на стратегические и тактически не по мощности, а по назначению. Удар по Жешуву, с учётом преследуемых целей, безусловно является стратегическим. Поэтому рассуждения на тему "ударим ТЯО" – в пользу бедных. Это стратегический удар, и наши визави на Западе это понимают.

Во-вторых, с точки зрения международного права разницы между СЯО и ТЯО не. И то, и другое – оружие массового поражения, его применение запрещено наряду с химическим и биологическим. В то же время различие между любым ядерным и любым обычным оружием проводится совершенно определённо, даже при том, что боевая эффективность обычных боеприпасов (высокоточных, например, или объёмно-детонирующих) может быть выше.

Кстати, если уж на то пошло, то ТЯО разрабатывалось изначально именно как средство решения тактических задач в ходе уже ведущейся ядерной войны – из тех соображений, что использовать межконтинентальную ракету или стратегический бомбардировщик против танковой колонны или укрепрайона неэкономно. Применять его в условиях обычной войны считалось опасным именно исходя из риска дальнейшей эскалации (см., напр., художественную книжку "соловья Пентагона" Тома Клэнси "Red Storm Rising").

В-третьих, нанесение удара по Жешуву абсолютно любым оружием, ну, может, кроме лука и стрел – полноценный casus belli, который автоматически включает гарантии, предоставленные Польше как члену НАТО. Причём даже если эти гарантии не сработают по максимуму, это будет означать интернационализацию конфликта, к которой подталкивают европейских "союзников" Лондон и некоторые силы в Вашингтоне. Нам точно это нужно?

Теперь об ответе.

Сама постановка вопроса относительно выхода Запада из конфликта в результате такого удара представляется абсурдной. Умирать страшно всем, но в такой ситуации, даже перед лицом тотального ядерного уничтожения будут действовать всё же другие механизмы. Причём ситуация будет заведомо хуже, чем в 1962 году – тогда ведь до прямого военного столкновения не дошло (уничтожение над Кубой американского самолёта-разведчика само по себе актом войны не являлось).

Когда наши политические деятели говорят, что ядерная держава не может потерпеть поражение, они, во-первых, говорят неправду (СССР и США терпели поражения, воздерживаясь всё же от применения ядерного оружия), во-вторых, забывают, что то же самое Запад может сказать о себе. Так или иначе, выход из нынешнего конфликта подразумевает взаимные уступки.

Вероятность того, что в ответ на удар российским ТЯО по Жешуву последует ответный удар американскими СЯО по целям в России, ничтожно мала. Так эта схема не работает.

Но более реалистичный вариант ничуть не лучше – скорее всего, страны НАТО в рамках реализации Североатлантического договора, предъявят России жёсткий ультиматум, в случае невыполнения которого последует обмен ударами, который, в конце концов, приведёт к полномасштабному ядерному конфликту и нанесению неприемлемого ущерба всем участвующим странам, а, возможно и не участвующим (КНР, скорее всего, будет рассматриваться как союзник России просто потому, что после обмена ударами между Россией и США он останется сильнейшим государством мира, чего США, конечно, допустить не могут).

Промежуточные варианты вроде разового ответного удара по какой-то цели в России или даже на Украине (под "на Украине" следует понимать "в Крыму") или обмена ядерными ударами с Францией, в конечном итоге, тоже ведут к неконтролируемой эскалации.

Вариант, при котором Запад обойдётся ударом высокоточным обычным оружием и введёт войска на Украину, тоже представляется вероятным, но потенциально он также ведёт к эскалации и заканчивается полномасштабным ядерным конфликтом.

Поэтому вероятность того, что ответ не будет военным, всё же не нулевая – вполне вероятно, что, здраво поразмыслив, страны Запада примут решение не обострять ситуацию дальше и ограничиться ещё более жёсткими санкциями. Вроде тех, которые приняты против КНДР и Ирана. Что будет очень тяжело, но всё же не смертельно.

Ну и война на истощение в принципе не прекратится – противник просто займётся реорганизаций путей поставок военной помощи Украине и усилению ПВО и ПРО восточноевропейских стран. Не забудем крайне нервную реакцию всего остального мира. Так что в этом случае Россия ничего не выигрывает.

В общем, как нам кажется, предложения нанести удар сводятся к истерике: шеф, все пропало, войну мы всё равно проиграли, а раз так, то надо грохнуть по полной – мы в рай попадём, а они просто сдохнут. Кажется, у кого-то не выдерживает нервная система...

Исходить же нужно из того, что сказал Владимир Путин в интервью Дмитрию Киселёву в марте этого года: "мы готовы применять оружие, в том числе любое оружие, в том числе и такое, о котором Вы сказали, если речь идёт о существовании российского государства, о нанесении ущерба нашему суверенитету и независимости". Логично предположить, что, если применение ядерного оружия само по себе поставит под вопрос существование Российского государства, применяться оно не будет.

Ранее вопросы использования ТЯО мы осуждали в отдельной статье.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх